Pages Menu
TwitterRssFacebook
Categories Menu

Опубликовано Мар 19, 2014 в ТЮНИНГ | Нет комментариев

Карлссоны бывают разные

1Говорим Mercedes — подразумеваем Brabus? Как бы не так! Игнорировать успехи марки Brabus бессмысленно, но, как нетрудно догадаться, желающих заработать на тюнинге «мерсов» в Германии предостаточно. У кого-то рынку сбыта не суждено было выйти за пределы родной федеральной земли, а кто-то заработал всемирную известность. Ателье со сказочным именем Carlsson — из тех, чье имя пользуется уважением хоть в Америке, хоть в Японии…

Первый вопрос, который приходит в голову: «почему именно Carlsson?» Откуда взялись шведы в Саарланде — местности на самом западе Германии, на расстоянии вытянутой руки от границы с Францией? Не могли же в самом деле назвать тюнинг-ателье в честь персонажа,придуманного скандинавской сказочницей. Углубляешься в историю — сильнее путаешься: выясняется, что компанию Carlsson основали… братья Хартге. Но ведь под маркой Hartge многие годы продаются аксессуары для тюнинга BMW. Как же разгадать этот исторический ребус?

Дело в том, что братьев Хартге было четверо. Самый известный из них — Херберт. Именно с его именем связывают и победы в гонках на автомобилях BMW, и открытие в 1971 году специализирующегося на баварцах тюнинг-ателье, которое Херберт возглавляет по сей день. Но если за рулем гоночных машин действительно сидел именно он, то в их постройку и в процветание семейной фирмы достойный вклад внес каждый из братьев. Восьмидесятые годы — золотое время для тюнеров, когда любой новый продукт отрывали с руками — оказались настолько удачными для компании, что братья решили расширить бизнес и заняться выпуском аксессуаров для Mercedes. Выбор был логичен: именно в восьмидесятые фирма из Штутгарта активно пыталась доказать общественности, что ее автомобили — не только надежные и престижные, но и динамичные. В начале десятилетия заводская команда Mercedes участвовала в ралли (хотя ввязаться в сражение с полноприводными Audi Quattro так и не решилась), в середине у «сто девяностой» модели появилась горячая версия 2.3-16, чей мотор был разработан с помощью англичан из Cosworth, а в 1988 году марка дебютировала в DTM. Все чаще автомобили с трехлучевой звездой на капоте покупали, чтобы получить удовольствие от вождения, а не просто доехать из пункта А в пункт Б с максимальным комфортом и минимумом неудобств. Само собой, эта прослойка покупателей была не против сделать свои машины еще агрессивнее снаружи и еще мощнее внутри: Brabus и Lorinser подсчитывали прибыли, AMG из хорошо известного бренда превратился в культовый. Но была одна проблема: за двадцать лет марка Hartge так крепко связала себя с BMW, что просто не рифмовалась с Mercedes. Выходом стало основание новой, независимой компании, у руля которой встали Рольф и Андреас Хартге.

Но откуда все же взялся Carlsson? Ингвар Карлссон — известный шведский раллист, который в свое время выступал за рулем раллийных Mercedes, а потом стал помогать братьям Хартге в доводке спортивных и дорожных автомобилей. Двадцать лет назад Карлссон был одной из звезд европейского автоспорта, и его имя должно было привлечь внимание к новорожденному ателье. А конь на логотипе Carlsson появился из-за того, что разместилась компания в отреставрированном здании конного завода (кстати, в прошлом на этом заводе выращивали именно скаковых лошадей, а не каких-нибудь тяжеловозов). От офиса Carlsson до штаб-квартиры Hartge и сегодня не больше десяти километров: братья нашли в себе силы сменить BMW на Mercedes, но уехать из родного Саарланда не решились…

Роскошь гонкам не помеха

Увы, если искать для этой статьи информационный повод, он окажется грустным: пару месяцев назад Ингвар Карлссон умер, не дожив до своего шестьдесят третьего дня рождения. Братья Хартге еще раньше превратились в свадебных генералов: продали компанию группе немецких предпринимателей и время от времени выполняют представительские функции — жмут руки особо важным импортерам. Но надо признать, что смена собственника не привела к смене приоритетов. Принципы, по которым работает современный Carlsson, те же, что и двадцать лет назад.

Взять присущую семье Хартге любовь к гонкам. Ингвар Карлссон в последнее время не принимал участия 8 жизни компании, но на оставленное им свято место пришла Элен Лор — известная немецкая гонщица, выступавшая в свое время в DTM. А гоночная команда Carlsson сезон за сезоном принимает участие в серии длинных гонок на трассе Нюрбургринг. Причем немного заезженный лозунг о гоночном опыте, благодаря которому совершенствуются дорожные машины, не является лукавством. Ведь двигатель боевого SLK 350 подготовлен по типовой, доступной для любого клиента программе (для многих болельщиков, привыкших к болидам «Формулы-1» или DTM, становится открытием, что не на всех гоночных машинах стоят высокофорсированные моторы и секвентальные КПП, и другие контрактные автозапчасти).

Парадокс в том. что наибольшую известность Carlsson — компании, названной в честь гонщика и основанной влюбленными в гонки людьми, — приносят не сверхмощные силовые агрегаты, а результаты работы дизайнеров. Самая знаменитая из них — колесный диск 1/16 BE, который появился в продаже в 2002 году и с тех пор стал своеобразной визитной карточкой компании. Почти десять лет у многих ценителей тюнинга с маркой Carlsson ассоциировались именно эти шестнадцать широких спиц. Пока около года назад маркетологи компании не решили сконцентрировать усилия на продвижении модели 1/5 Revo, в связи с этим классику потихоньку задвигают на задний план. К примеру, с какого-то момента ее уже не ставят на демокары — машины, строящиеся для выставок и пресс-показов, а значит, привлекающие повышенное внимание общественности. И все же, вздумай кто-нибудь составить рейтинг колес, нарисованных немецкими ателье, 1/16 BE был бы одним из главных претендентов на первое место.

Последний яркий проект Carlsson — шикарные эксклюзивные автомобили, построенные под маркой Aigner. На сегодня создано три машины: Eau Rouge на базе модели CL. Blanchimont на базе S-класса и Rascasse, донором для которой стал внедорожник GL. Каждая из них будет построена не более чем в тридцати экземплярах, причем номер экземпляра указывается не только на привычных именных табличках в салоне, но и на чехлах, которыми укрывают стоящий в цеху автомобиль на ночь или в перерывах между работами. Тот факт, что каждая модель получила имя собственное, уже свидетельствует об их особом статусе, ведь обычно в компании обходятся не особо поэтичными комбинациями цифр и букв вроде СК 63 RS. А позаимствованы имена у поворотов, расположенных на знаменитых гоночных трассах в Монако и Спа.

Что касается начинки, то внутри есть все, что угодно душе преуспевающего человека: от высококачественной кожи до портативного холодильника, где лежат хрустальные бокалы с выгравированным на них логотипом Carlsson. Еще одна фамильная черта машин серии Aigner — использование двух цветов при покраске кузова. Между прочим, руководство компании не приуменьшает роль дизайнеров в своих успехах и охотно делится с ними славой.

В отличие от многих других ателье Carlsson в описании нового обвеса обязательно упоминает имя человека, который этот обвес разработал. А назначение прошлым летом Рольфа Шнеппа на пост главного дизайнера стало одной из главных новостей года и стало темой отдельного пресс-релиза.

Гибкий подход

Но умение быстро ездить даже в сочетании с хорошим вкусом не могут гарантировать успеха. И вряд ли Carlsson продержалась бы два десятилетия в тюнинг-элите, занимаясь исключительно увеличением моторов и настройкой подвески. Умение оперативно реагировать на изменение конъюнктуры — одна из важных составляющих успеха. К примеру, когда инженеры Mercedes увлекались компрессорными моторами, особое внимание механическим нагнетателям уделял и Carlsson, выпуская компрессор-киты для целого ряда моделей. В последние годы двигателисты штутгартской компании несколько охладели к идее механического наддува, и Carlsson оперативно переключился на другие технологии повышения мощности, включая старый добрый чип-тюнинг. Причем — как и должна поступать современная, неравнодушная к вопросам экологии компания — для большинства моторов существует по две программы чип-тюнинга. Одна по традиции поднимает и мощность, и крутящий момент. А вторая (обязательно со словом Есо в названии) решает прежде всего задачу по минимизации вредных выбросов. Мощнее двигатель не становится, а вот крутящий момент все равно повышают, ведь чем он выше, тем меньше времени включены низшие передачи, для движения на которых приходится подавать больше топлива в цилиндры двигателя. В результате и гонщики сыты, и окружающая среда цела, и финансы в порядке. Carlsson вошел в число тех ателье (кстати, их не так и мало), на выручке и прибыли которых экономический кризис не отразился. Один-единственный факт способен подпортить эту благостную картину: как бы хорошо ни шли дела в Гут-Визенхофе (в этом местечке находится офис Carlsson), сердце у работающих там людей будет не на месте, если в Боттропе (где базируется Brabus) дела будут идти хоть на пфенинг лучше.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *